Поделиться:

Двукратная олимпийская чемпионка, обладательница 28 мировых рекордов по прыжкам с шестом Елена Исинбаева пообщалась с пользователями социальной сети Вконтакте в эфире #VKLife. Спортсменка прокомментировала решение Спортивного арбитражного суда об отстранении российской легкоатлетической сборной от участия в Олимпийских играх 2016 года, поделилась планами на свою дальнейшую карьеру, а также дала ценные советы своим фанатам.

Напомним 21 июля Спортивный арбитражный суд отклонил иск Олимпийского комитета России. Российские легкоатлеты, за исключением Дарьи Клишиной, которая ранее получила допуск, не выступят на Олимпиаде в Рио.

— Так получилось, что сегодня особенный день для Вас, для всей легкой атлетики и даже для отечественного спорта, и наш эфир привлек внимание СМИ. В частности, МатчТВ интересуется: после решения суда в Лозанне какова была Ваша реакция?

Естественно, я расстроилась, поскольку до последнего надеялась на справедливость и на то, что суд в CAS мы выиграем, все запреты будут сняты, и мы спокойно будем продолжать готовиться к Олимпийским играм и будем продолжать там выступать. Решение CAS меня разочаровало и убило последнюю надежду и веру в то, что, действительно, можно было бы прекрасно и на высокой ноте закончить свою спортивную карьеру победой на Олимпийских играх в Рио, так что это разочарование, сильное.

— При этом в CAS Ваше выступление внимательно выслушали. Складывалось впечатление, что решение было принято заранее, голосование было единогласным.

Мне это тоже непонятно, потому что в зале суда судьи слушали очень внимательно, мой доклад не прерывался, вопросов практически не было. Я спокойно говорила все, что хотела, во времени не была ограничена, судьи качали согласительно головой, поэтому после выступления у меня сложилось впечатление, что, да, действительно, они понимают, что это несправедливо, и что отдельные индивидуальные спортсмены, которые не причастны ко всей этой допинговой истории и скандалу, имеют право выступать на Олимпийских играх в Рио. По крайней мере, после суда у меня такое впечатление сложилось, и в интервью телеканалам (ОРТ, России) я дала такой немного оптимистический ответ о том, что надо надеяться на лучшее, потому что я действительно в это верила. Но, к сожалению, справедливость не восторжествовала, а восторжествовало то непонятное, что создало IAAF, те законы и правила, которые они придумали, к сожалению, были приняты судом. Нам остается только сожалеть и расстраиваться.

— Будете ли Вы настаивать на аудиенции с Себастьяном Коэ и Томасом Бахом?

Я не вижу в этом никакого смысла, так как решения приняты, и смысл есть только в определенных шагах: это в индивидуальном порядке подавать апелляцию, обжаловать решение CAS, в индивидуальном порядке – то бишь мне лично подавать эту апелляцию, в случае ее удовлетворения идти дальше в Международный суд по правам человека и доказывать там свою непричастность ко всей этой истории. Но это уже для меня будет делом принципа и, естественно, это уже никак не будет связано с участием в Олимпийских играх в Рио, так как времени уже не будет. И то заявление, которое прозвучало сегодня, о том, что спортсмены могут обжаловать решение в течение 30 дней, оно даже какое-то издевательское, так как 30 дней на обжалование решения у нас нет.

—Кстати, в заявлении CAS было сказано, что, в принципе, МОК может разрешить участие в Играх, потому что это соревнования, которые проводятся МОКом, и, соответственно, им и решать.

Да, я тоже это поняла, как какую-то надежду, как какой-то шанс и какую-то тростинку для российских спортсменов, но я, честно говоря, ни во что уже не верю, даже уже не хочется верить, поскольку так унизительна эта процедура, поскольку спортсмены из других стран спокойно готовятся и выступают, и главным доказательством их честности являются отрицательные допинг-пробы. При этом мои отрицательные допинг-пробы не являются доказательством моей честности, и я вот такими унизительными путями должна ждать, надеяться на чудо и на снисходительность определенных людей. Даже уже и не хочется. Просто как-то не по-чемпионски это.

— Вы будете продолжать тренировки?

До воскресенья я продолжать тренировки буду, пока, все-таки, МОК свое решение не вынесли, такая хрупкая надежда остается. Но если нас в воскресенье добьют очередным отказом и запретом, то смысла продолжать тренировки я не вижу.

— Ситуация крайне непростая, и, возможно, она поменяла Ваши взгляды на спорт. Вы не передумали отдавать дочь в спорт?

Нет, ни в коем случае. Поскольку сегодня я являюсь той, кем все меня знают, именно благодаря спорту, реализацией себя через спорт, спорт закаляет и дисциплинирует, воспитывает, учит добиваться поставленных целей, учит красиво выигрывать, но и достойно проигрывать. Спорт – это знакомство с миром, с новой культурой, с новыми людьми, новыми языками, это возможность путешествовать. Нет, спорт – это фантастический мир, который не будет закрыт для моей дочери, и если Ева решит заниматься спортом, мы, естественно, ее поддержим с мужем.

— Интересный вопрос от МатчТВ: повлияет ли нынешний расклад на то, чем Вы будете заниматься в будущем? Возможно, создадите какую-то международную организацию, которая будет бороться за права спортсменов, будете проводить альтернативные соревнования? То есть, будете независимой от этого всего.

Ну, я думаю, что что-то свое независимое нам было бы неплохо создать, чтобы в альтернативу всей этой происходящей ситуации нам всегда было, чем ответить, потому что сегодня, по существу, наши спортсмены (именно легкоатлеты) остались ни с чем. То есть, целый год нам не разрешали выступать, у нас не было возможности заявить о себе, улучшить свои результаты, привлечь спонсоров, зарабатывать деньги в конце концов. Спорт для нас сегодня – это  профессия, это наш доход, это наша жизнь. Сегодня нам этой возможности не дают, а не дают за ошибки других отдельных людей. Это несправедливо, можно даже сказать беззаконно: запрещать нам возможность зарабатывать деньги и кормить наши семьи. Естественно, было бы неплохо иметь что-то взамен. Но, на сегодняшний день нам ничего не предложили и уже навряд ли предложат, и можно считать, что 2016 олимпийский год прожит практически зря: без достатка, без заработков, без соревнований – просто без всего. Это, конечно, ужасно несправедливо.

— Если вдруг будут проходить альтернативные легкоатлетические соревнования, возможно, для спортсменов, с которыми обошлись несправедливо, Вы бы приняли в них участие?

Ну, я бы рассмотрела этот вопрос ранее, но сегодня мне уже просто не хочется, поскольку, все-таки, Олимпийские игры – это те соревнования, ради которых все спортсмены просто живут, тренируются и верят, это кульминация всех предыдущих достижений и побед, это просто самое грандиозное, что может случиться со спортсменом – выиграть Олимпийские игры. Заменить их другими соревнованиями невозможно, поэтому лично меня – двухкратную олимпийскую чемпионку и бронзового призера Олимпийских игр в Лондоне – ни одни другие соревнования так не заведут и так не смотивируют, чтобы участвовать. Поэтому лично в моем случае, поскольку в данный момент руки уже практически опустились, я уже не стала бы нигде выступать.

— Есть вопрос от читателей сервиса The Question. Многие спортсмены, судя по статистике, что публикует WADA, потребляют запрещенные вещества, но почему-то обвиняют в основном российских спортсменов и в том числе легкоатлетов, они как-то больше на слуху. В чем смысл? Это какая-то предвзятость или информационная атака?

Я думаю, много факторов: то, что Вы назвали, и, конечно же, та политическая ситуация, которая в принципе в мире по отношению к России сейчас складывается, не обошла стороной спорт. Естественно, допинг существует не только в России, но и во всем мире и в других видах спорта. Если эти люди захотят разобраться, они тоже могут найти много интересного, поэтому нельзя судить по одной стране и по одним конкретным спортсменам, которые нарушили эти антидопинговые правила и бросили тень на других спортсменов, которые не принимают допинг и честным путем всегда выигрывают. Конечно, это несправедливо, это просто атака со всех сторон: и информационная, и допинговая, так что, если они хотят бороться с проблемой допинга, то мы за это, и мы, естественно, за то, что спортсмен, употребивший допинг и нарушивший правило, должен быть дисквалифицирован.

При этом спортсмены, которые честно трудятся и выигрывают, не должны подпадать под наказания за ошибки этих лживых спортсменов. Самое обидное то, что на Олимпиаде в Рио спортсмены из других стран, которые имели в прошлом дисквалификации за употребление допинга, и отсидевшие срок в два года, имеют право выступать на Олимпиаде, для них они чистые, для IAAF эти спортсмены чистые. А вот российские спортсмены, в частности я за себя буду говорить, не имевшие никаких проблем на протяжении 20 лет, просто с кристально чистой репутацией, не имеют права выступать на Олимпиаде, и мои отрицательные пробы не являются доказательством моей честности. О какой вообще защите прав чистых спортсменов можно говорить? Где вообще эта защита? Где эти чистые спортсмены, которых защищает IAAF? Они все за пределами Российской Федерации, а все спортсмены, которые в Российской Федерации – они изначально виновны. Это, конечно, абсурд.

— Кстати, вопрос от Вашей подписчицы Марзет Шартан как раз о системе: Вам не кажется невнятной недостаточно активная позиция наших властей (в том числе Министерства спорта, Олимпийского комитета, Федерации Легкой атлетики) в процессе отстаивания интересов наших спортсменов и страны в целом? Была ли у Вас достаточная поддержка с их стороны?

Об этом сложно судить, потому что прежде всего руководители нас изначально поддерживали и вся работа была направлена на то, чтобы вернуть нашу федерацию в IAAF (Международную Ассоциацию Легкоатлетических Федераций), потому что если бы им удалось ее включить, то все запреты бы сами собой снялись. Поскольку в IAAF дали понять, что это очень долгий и сложный процесс, и если мы будем на нем концентрироваться, то у атлетов скорее всего не будет возможности участвовать в Олимпиаде, и посоветовали сконцентрироваться на спортсменах. Но уже было так много потеряно времени на восстановление федерации, что заниматься спортсменами уже просто не осталось времени. Этот закон, который приняли в IAAF 17 июня, нас просто всех обезоружил и не дал никаких шансов на то, чтобы иметь возможность себя защитить. Если бы мы изначально действовали по принципу, когда каждый индивидуальный спортсмен подает в CAS на обжалование решения IAAF, возможно, был бы совсем другой сценарий, но, к сожалению, мы о нем узнали только за месяц до решения суда.

— Что нужно сделать, чтобы вернули Всероссийскую Федерацию легкой атлетики в IAAF?

Ох, это, скорее всего, вопрос не ко мне, а вопрос к нашему президенту Федерации – Виталию Леонтьевичу Мутко. Я думаю, что они сейчас будут руки так выкручивать и ставить нам такие условия, что выполнить их будет очень сложно. Я думаю, что если вернут нашу Федерацию, то не раньше, чем через год, а может, даже два. И вообще, неизвестно, может быть даже и через 4 не вернут, до следующей Олимпиады, поэтому, сейчас, к сожалению, сила на их стороне. Они могут придумывать правила каждый день, менять правила каждый день, все что угодно могут делать.

— Осенью очередные перевыборы в ФЛА, планируете принять участие?

Нет, я не планирую пока принимать там участие, поскольку я девушка, мне нужно семью укреплять и расширять, я сконцентрируюсь на создании семьи, точнее на численности своей семьи, так скажем.

— Вопрос от Вашего подписчика Евгения Калуньяна:  «Уважаемая Лена, добрый день! Что, на ваш взгляд, нужно сделать для восстановления имиджа сильного и чистого русского спортсмена? Кто это должен делать? Лично Вы очень активно работаете в этом направлении. На что ещё вы готовы направить свои усилия для нашей реабилитации, будете ли поддерживать российские и международные проекты в сфере информационной политики в спорте?».

Ой, я думаю, что, вставлю слово «если». Если все же нас не допустят, естественно, мы должны разработать программу, которая будет защищать меня и всех чистых спортсменов. О том, чтобы рассказывать нашим детям, что наша система не такая, как они рассказывают. Что спорт без допинга существует, что дети обязательно должны заниматься спортом. Естественно, от этой работы не уйти и, считаю, это очень важно. Даже можно сказать, это социально важно, так как сейчас наша молодёжь в замешательстве, и ее дезинформируют, ее из стороны в сторону кидают. Если у нас уже устоявшаяся психика в этом вопросе, то, у молодых спортсменов эти события могут настолько подорвать веру в справедливость, что они забросят спорт и пойдут заниматься другими, может быть, даже нехорошими делами. Поэтому если будут предложения, если будет программа, то я обязательно буду в этом участвовать, поскольку все-таки для спорта сегодня есть я, и я обязана как-то вот ему.. На него работать в продолжение своей жизни, это уже неотъемлемая часть моей жизни.

— Как раз да, здесь имелась в виду не только работа на перспективу, работа с детьми, но и в принципе возникла некая лагуна, недостаток работы, недостаток защищенности российских атлетов, например в плане имиджа на западе.  Мы все оказались под ударом, от бед оказались не защищены.

Да, совершенно не защищены. Вообще не защищены. То есть на нас валят, мы отбиваемся как можем, по крайней мере, я, потому что в этой ситуации у нас каждый сам за себя, я не могу говорить точно также как за себя, за любого другого спортсмена. Поскольку мы очень редко видимся, у всех разные тренировки, разные тренеры, и вообще живём в разных городах. Поэтому все, что касается меня и моих прав, естественно я не могу не говорить, поскольку молчание – знак согласия, а я, естественно, со всем этим не согласна. У нас еще спортсмен Сергей Шумаков очень активно в соцсетях пытается себя защищать, оправдывать. Это все очень унизительно и стыдно, поскольку мы, я не буду скромничать, звезды мировой легкой атлетики, и тот вклад, который лично мною был внесен в развитие прыжков с шестом в мире, почему-то сегодня не стоит ровным счетом ничего. Это обидно.

— К сожалению, это так. Вопрос от читателей The Question: «Вы общаетесь со спортсменами из других стран? Что они думают о допинговых скандалах, об отказе сборной России в возможности в олимпийских играх?».

Скажу так, что когда только встала угроза, это уже было очень давно, наверное, даже еще зимой, когда только мы поняли, что мы отстранены от всех зимних соревнований международных, что мы не имеем права выступать на чемпионате мира, я естественно кинулась за поддержкой к своим зарубежным друзьям, то есть со всеми, с кем я общалась ранее, когда тренировалась за границей, я всем разослала смски о помощи. С просьбой о поддержке, просто хэштег «Исинбаева Рио 2016», и я была в них уверена, поскольку они меня знают, мы пять лет тренировались вместе. Ответа не было. То есть, я так понимаю, что иностранные спортсмены по принципу «сейчас мы что-нибудь скажем, и придут к нам» решили просто отмолчаться и себя не ставить под удар. Потом что никакой поддержки со стороны иностранных спортсменов не было. Сейчас, конечно же, многие спортсмены, когда уже знают решение, что-то начинают говорить, что «да, жалко, Россия должна быть, Россия – сильная держава» но это, если считать из ста процентов, примерно пять. И то, в основном, из спортсменов, которые уже завершили свою карьеру.

— Ну или у действующих спортсменов есть мотивация такая: если они победят в Рио, им всегда будут говорить, что ты победил на олимпиаде, где не было Исинбаевой.

Конечно, они всегда будут номер два. Я им это всем говорила, что, в отсутствие меня в Рио, кто бы не победил, это будет второе место.

— Кстати о прыжках, недавно на чемпионате России в Чебоксарах вы совершили прекрасный прыжок. Вам не кажется, что лучше бы было прыгнуть хуже, чтобы не напугать.

Слушайте, вы третий человек, кто мне так говорит.

— Всего лишь третий?

Ну, всего лишь третий, но за каждым стоит ещё десяток человек, которые тоже кивают головой, что да, я не хочу думать о том, что всё закрывается на Исинбаевой, на моих прыжках или на моих словах, но одно я могу точно сказать, что чемпионат России в Чебоксарах – это были мои первые соревнования после трехлетнего перерыва, после рождения дочери. 4.90, лучший результат сезона в мире, на первом старте после такого перерыва – это просто фантастика и народ просто понял, что если Исинбаева умеет делать вот так, с половиной подготовки и за два месяца до Олимпиады, что же она сделает на Олимпиаде? Естественно, у моих соперников сразу были шок и паника наверняка, но я это никак не связываю с решением, которое прозвучало сегодня. Хотя мне многие говорили: «зря ты так высоко прыгнула». И теперь каждый раз молятся, чтобы какие-нибудь соперницы прыгнули выше меня, тогда остается шанс, что нас до Олимпиады допустят, но, конечно… Мне это приятно, но я в это не верю.

— Вы были морально готовы установить новый мировой рекорд, пусть не в Чебоксарах, но позже.

Конечно, это была наша цель с Евгением Васильивичем – выиграть олимпийское золото в Рио с новым мировым рекордом. Каким был бы этот мировой рекорд сложно сказать, но мы настраивались не ниже 5.10, так как все тренировки, которые были до игр, они были по восходящей и в тестах, и в тренировках, и в спринте. Все тесты я замечательно делала, улучшала, и в итоге мы рассчитывали именно на этот результат, потому что мы о нём говорили с Евгением Васильивичем ещё и 10 лет назад, что Елена Исинбаева может эту высоту прыгнуть, но были обстоятельства, которые не позволяли мне это реализовать, но сегодня, особенно после прыжка на 4.90 в полуформе, естественно, я верила и верю сейчас, что 5.10 мне бы покорились в Рио. Но это всегда будет многоточие, если мы не сможем выступить.

— Кстати, тут мне пишут коллеги.. В смысле, коллеги по спортивному цеху, из сборной России по шорт-реку, передают привет и слова поддержки, потому что они не так давно оказались в, даже можно сказать, несколько худшей ситуации, была странная история с мельдонием, проверка на детекторе лжи и оправдания. Атака очень такая серьёзная, в общем.  Они пишут, что они за справедливость и с Вами несправедливо обошлись.

Спасибо большое за поддержку, ребята. Вообще, спасибо всем за поддержку. Получаю каждый день огромное количество сообщений, и в своих соцсетях, и просто по телефону. Огромное спасибо, на самом деле, я поняла, что главная моя победа в жизни уже состоялась — это сердца моих поклонников, моих фанатов и всех тех людей, которые, благодаря моим выступлениям, решили заняться спортом, так что, я думаю, что для меня это очень большая победа и дорогая.

— Ранее Вы давали однозначный ответ, не раз, о том, что вы готовы выступать в Рио только под российским флагом. Если окажется сейчас, что самая последняя возможность – поехать под флагом МОК, вам поставят условие или зажмут в углу. Как вы думаете?

Я убеждена в том, что такого не произойдет, поскольку президент Международного Олимпийского Комитета уже ответил на этот вопрос, допустив Дарью Килишину выступать под российским флагом и тем самым он развеял все эти мифы об олимпийском флаге, поскольку, может быть, до сих пор кто-то не знает, что под олимпийским флагом, то бишь нейтральным флагом, имеют возможность выступать спортсмены в стране, в которой происходит война, то есть беженцы, их под олимпийским флагом пускают. Либо же если вся страна бойкотирует Олимпийские игры. Ни первый, ни второй критерий ко мне не подходит, поэтому оснований выступать под белым флагом у меня нет, и Международный Олимпийский Комитет никогда не поставит это условие, потому что не прописано это в Олимпийской хартии, что спортсмены дисквалифицированной федерации могут выступать под нейтральным флагом, поэтому, если мы и будем на Олимпиаде в воскресение, если вдруг произойдет чудо, и нас каким-то образом допустят, то это будет российский флаг и Томас Бах уже ответил на этот вопрос раньше.

— Ксения Косицина спрашивает: «Как Вы относитесь к идее бойкотировать игры всей сборной, сыграть, может, на опережение?».

Нет, я отрицательно отношусь к этой идее, бойкотировать Олимпийские игры ни в коем случае нельзя, и остальные федерации, остальные спортсмены не должны страдать из-за нашей федерации. Конечно, нам обидно от этого пострадать, но это не должно распространяться на всех остальных членов сборной команды России, поскольку все спортсмены, и мы в том числе, готовились четыре года. Через две недели начнётся самое заветное соревнование жизни всех профессиональных спортсменов и заодно, в поддержку нашей дисквалификации, они, не должны бойкотировать. Я против этого всеми руками и ногами, наоборот, пусть они едут туда и завоюют все золотые медали и за нас в том числе.

— Поступило несколько вопросов о смене спортивного гражданства. Из Беларуссии, например, им самим сейчас непросто.

Я так скажу, что это в принципе невозможно, потому что спортсмен должен два года не выступать за свою собственную страну, чтобы его адаптировала другая страна, поэтому это явно не про меня. Но я думаю, что если такая неразбериха будет длиться очень долго, то многие наши молодые спортсмены без оглядки поменяют гражданство, ради того, чтобы иметь чёткую возможность выступать на следующих олимпийских играх. И лично я осуждать их не буду.

— Кстати, что мешает еще три года тренироваться и потом продолжить выступления?

Как говорится, хороша ложка к обеду. Спасибо большое за такое доверие, видимо, я так хорошо выгляжу, что все думают, что я могу еще один олимпийский цикл выдержать, но нет, мне 34 года и все-таки я выберу семью.

— Спрашивают о Вашем будущем, много вопросов. Можно объединить в одну категорию о том, чтобы идти в спортивную политику, может быть даже стать членом МОК.

Я открою маленький секрет, что, на самом деле, на Олимпийских играх в Рио будут избираться спортсмены в комиссию спортсменов МОК, то есть это такая вот низшая ступень в высшем спортивном органе.  Естественно, я являюсь одним из кандидатов в комиссию спортсменов МОК, и этих спортсменов будут выбирать все участники олимпийских игр в Рио. То есть там, с открытием олимпийской деревни, будет начинаться голосование и заканчивается оно.. Я не помню какого числа. То есть, все иностранные спортсмены, все это количество человек, которое будет жить в олимпийской деревне, будут отдавать голоса за того или иного спортсмена. Нас 24 человека, выиграют только четыре. Но, опять же, в свете происходящих событий.. Еще главным условием является то, чтобы кандидат обязательно физически присутствовал в Рио. То есть если нас не допускают, и если я не лечу, то я уже не попаду. А так, конечно, это было моей целью, и это была бы уже первая ступень моей спортивной деятельности, как спортивного функционера в Международном Олимпийском Комитете. Я думаю, что, наверное, и эта цель будет мне недоступна, поскольку от иностранных спортсменов сейчас я поддержки не чувствую, они все очень предвзято относятся и крестятся, чтобы, не дай бог, не было России на Олимпиаде. Ну, посмотрим.

— Есть на самом деле много вопросов о том, будете ли вы показывать мастер-классы. Ладно тренерская работа, об этом рано ещё говорить, но вот мастер-классы, делиться опытом?

Если это будет необходимо – без проблем. Без проблем буду, если будут дети заинтересованы в прыжках с шестом, желающие заниматься этим видом спорта – да, буду.

— У вас есть все шансы объединить под своим именем как раз целую школу, может быть..?

Можно, но для школы нужны специалисты. Нужны тренеры. Я могу быть как мотиватор, но тренировать я не смогу. Для того, чтобы у детей были результаты, нужны ежедневные тренировки с грамотными специалистами. Если Евгений Васильевич сможет передать свой тренерский опыт желающим тренировать детей в прыжках с шестом, мы, естественно, с удовольствием им поделимся. Была у нас вообще идея создать школу, потому что база есть. В Волгограде есть все ˜– ямы, шесты.. Я всегда помогу инвентарем. Но вот фанатов, к сожалению, нет, поскольку тренерская работа на сегодняшний день достаточно сложная, низкооплачиваемая, совершенно немотивированная – это должны быть фанаты. Хотя бы на первом этапе, пока будешь взращивать детей хотя бы до возраста юниоров, когда уже могут быть какие-то первые громкие победы.

— Но если ваш ребенок, ваши дети, подойдут к вам и скажут: «Мам, я видел, как ты прыгаешь с шестом...».

Не дай бог. Не хочу. Потому что детей все время будут сравнивать с мамой и я не хочу, чтобы они пытались как-то быть не собой. Пусть они реализуются в спорте, но не в прыжках с шестом.

— Помимо пожеланий и добрых слов очень часто звучали вопросы о том, как Вы били мировые рекорды. Начнем с вопроса Дмитрия Иванова: «Какая вообще максимальная высота, которую Вы преодолевали на тренировке? Читал, что с резинками Вы прыгали 5.20 — это так?».

5.20 я именно с резинкой прыгала, а преодолевала я 5.11. Но это было в 2012 году, до травмы.

— То есть, как я понимаю, прыгать на тренировке проще? Именно морально, нет ветра.

Нет, на тренировке прыгать высоко не проще. У нас была такая специальная деревянная дорожка, которая развивала скорость, равную соревновательной — понятно, что на соревнованиях эмоции, адреналин и само состояние отличаются от тренировочного. А эта дорожка позволяет войти в это соревновательное настроение именно благодаря скорости. На других соревновательных, рекордных шестах я могла прыгать очень высоко — и вот в 2012 году, до травмы, я прыгнула 5.11.

— Если мне не изменяет память, Ваш первый мировой рекорд был на юниорском чемпионате мира?

Нет, чемпионат юниорский я выиграла. А рекорд побила на коммерческом турнире: у меня было 4.45 и 4.46. Зимний и летний —  два рекорда было.

— С тех пор Вы за свою карьеру Вы не просто побили — Вы расстреляли кучу рекордов. Может быть, есть какие-то общие «процедуры»? Возможно, Вы что-то говорите шесту? Есть какие-то ощущения, которые Вас захватывают?

Ну, у каждого спортсмена есть свои «фишки», которые он придумывает, и которые ему помогают концентрироваться перед ответственным прыжком или, скажем, забегом. У меня тоже есть такие «фишки», которые помогают мне настроиться, но это совершенно необязательно, что другие люди сделают то же самое и тоже станут рекордсменами. Нет, они просто должны послушать себя и прислушаться к себе в ответственный момент — будь то ответы у доски, или сдача экзамена, или просто преодоление себя. В какой-то момент важно послушать себя и понять, что ты в этот момент думаешь о себе, говоришь себе, о чем думаешь. Потому что эти моменты очень важны — если ты распыляешься, смотришь по сторонам и пытаешься показаться не тем, кто ты есть, то ничего не получится. Важно в экстренные моменты слушать себя — я себя услышала, поняла. То, что я делаю, помогает мне ставить мировые рекорды и одерживать победы. Но не факт, что поможет другим.

— Рецепт — бороться с собой и с высотой, побеждать себя и высоту. Слышал, в беге есть, например, такие ситуации, когда соперник может морально «съесть» перед стартом кого-то. Ну, взглядами или шепотом «я тебя ненавижу!» — а есть такое в секторе прыжков? Чтобы «не нравится мне моя оппонентка, я должна ее победить»?

Думаю, в этой ситуации все наоборот — все думают «Как мы ее терпеть не можем! И опять она вышла, и опять она пришла, и опять она побеждает, опять прыгает!». Потому что этот негатив и взгляды я всегда чувствовала на себе — и я от этого питалась. Я кайфую, когда меня ненавидят соперницы и не люблю, чтобы со мной здоровались, чтобы со мной разговаривали — сама по себе я хороший человек, и, если меня не ненавидят, а пытаются дружить, я ведь уже не могу как-то агрессивно реагировать? А тут меня ненавидят: все нормально, все в порядке, я снова на коне, я на вершине. Но это относится к моим соперницам в секторе — в жизни все противоположно.

— У каждого спортсмена в карьере был момент, возможно, и не один, когда ему хотелось все бросить, уйти. И он возвращался по какой-то причине. Или нет, и бросал. У Вас наверняка таких моментов было несколько — потому что карьера большая и очень насыщенная. Что помогало отбрасывать эти мысли и возвращаться?

Уходить хотелось после травм, которые, конечно, уже надоедали, поскольку постоянно приходится себя перебарывать, опять преодолевать: эти бесконечные процедуры и физио… это так выматывало! И все время думаешь:  ну почему нельзя, чтобы было легко – встал, прыгнул, ушел; встал, пробежал, ушел? Нет — встал, прыгнул, травмировался, ушел, процедуры, лед, больницы… думаешь: боже мой, ради чего, зачем мне это нужно? Но как только травма угасает, как только она проходит — сразу оптимизм и желание выступать, прыгать, ты об этом забываешь и снова идёшь к своей цели. А цель, собственно, одна: выиграть Олимпийские игры.

Естественно, в преодолении всего этого мне безумно сильно и всегда помогает мой тренер, Евгений Васильевич Трофимов, поскольку с ним я провожу больше всего времени. Естественно, это мои родители, это сегодня уже и моя семья — супруг с дочерью. Это, конечно же, и моя сестра со своей семьей. Этот круг — это такой бэкраунд, который никогда не дает меня в обиду, который поддерживает меня всегда и делит со мной и радости, и горести.

Ну, и, естественно, все — я не люблю слово «фанаты» — но все… любители меня, все болельщики, которые поддерживают меня на протяжении всех двадцати лет, конечно, не оставляют равнодушной и все эти тяжелые моменты помогают преодолевать.

Так что это огромная команда людей, которая меня и вдохновляет, и поддерживает, и успокаивает, когда что-то идет не так. Одной таких высот добиться невозможно.

— Сейчас прозвучит, возможно, самый сложный: как перебороть лень?

Скажу одно: лень присуща всем. И великим, и не великим, и спортсменам, и не спортсменам… Важно задать себе следующий вопрос: чего ты хочешь от этой жизни? К чему ты стремишься? А хочешь ли? А можешь ли? И ответ на этот вопрос: ты можешь. Как только человек поймет, что он может, и что все возможно, лень пройдет сразу. Лень – это от неуверенности в себе, в том, что возможно реализовать задуманное, добиться той цели, к которой человек идет. Особенно эта лень поглощает человека, когда он сталкивается с первой преградой. Вот он идет к своей цели, раз – не получилось! Да ну ее на фиг! Пойду, на диване полежу.  

Я считаю, что людям нужно больше верить в себя, слушать себя и понять, что в этой жизни возможно все. Так как шансы реализоваться в жизни даются каждому, но не каждый может им воспользоваться. Лежа на диване уповать, что кому-то в жизни везет, а кому-то нет, наверное, это и есть лень, потому что кто-то бьется раз головой, пробивает стенку раз, третий, пятый, на десятый раз он ее пробивает и добивается своей цели. А более слабые и менее уверенные предпочитают и ждут, что кто-то что-то сделает для них. Но в жизни так не бывает. Поэтому советую прямо сейчас встать с дивана,  взять листок и ручку, написать цель своей жизни и начинать к ней идти.

Фото: Getty Images

 

Taras's picture

Taras