Поделиться:

Автор фильмов о допинге в российской легкой атлетике немецкий журналист Хайо Зеппельт пообщался со своими российскими коллегами.

Зеппельт не стал сообщать, известно ли ему о новых случаях нарушения антидопингового законодательства в российской легкой атлетике.

«Будь даже это известно, я бы вам не сказал. О своих наработках предпочитаю не сообщать российским СМИ – я работаю для немецкого телевидения. В вашей легкой атлетике есть люди, прилагающие усилия для борьбы с допингом. Наконец-то спортивные шишки признали, что проблема серьезнее, чем им казалось».

Однако не все спортивные чиновники заслужили одобрение Зеппельта.

«Разочаровал господин Мутко, заявивший российским СМИ, что успехи вашего спорта основаны не на допинге, а на создании условий для развития спортсменов. Увы, он дал неверную оценку проблемы допинга как в России, так и в других странах. А ведь она очень велика! Я не могу понять, почему господин Мутко занимается политической пропагандой, отвлекая внимание россиян от фактов применения допинга».

Зеппельт рассказал, что не оставлял попыток пообщаться с министром спорта России лично.

«В прошлом году я несколько раз отправлял запросы в Министерство спорта на интервью с ним. Но не получил ответа. А затем министр публично утверждал, что якобы приглашал меня. Хотя реакции на мои запросы не последовало. Сейчас ситуация изменилась. Недавно господин Мутко сообщил телеканалу ARD о том, что с удовольствием пообщался бы со мной. Похоже, теперь ваше Министерство спорта заинтересовано во встрече со мной. Надеюсь, она состоится. И тогда я задам несколько интересных вопросов Мутко – конечно же, о допинге».

Отстраненная Всероссийская федерация легкой атлетики (ВФЛА) пытается в кратчайшие сроки изменить свою структуру. Зеппельт считает, что необходимые изменения психологии займут гораздо больше времени, а следовательно, участие российских легкоатлетов на Олимпийских играх нежелательно.

«Но такие изменения не происходят слишком быстро. Кое-кто в России не готов к ним. Я говорю не о федерации, а о конкретных людях, не расположенных к сотрудничеству в необходимых масштабах. В своем третьем фильме мы показали, что тренеры отчасти продолжают делать то, что и раньше. А это означает, что изменение психологии за короткий срок невозможно ни в России, ни в любой другой стране мира. Я  по-прежнему придерживаюсь мнения, что российские легкоатлеты должны быть отлучены от Олимпиады. Альтернативы этим мерам нет. Факты убедительны!»

Часть российской прессы утверждает, что работы Зеппельта направлены на подрыв репутации России и носят заказной характер.

«Хочу ответить тем россиянам, кто считает, будто мы устраиваем заговоры и целенаправленно копаем под Россию, чтобы позлить ее и унизить. Это бред! Мы проведем расследование в любой стране мира, если узнаем о случаях применения там допинга. Мы не ставим перед собой политических целей, как сообщают об этом ваши государственные СМИ».

Немецкий журналист поделился, что старается мониторить отзывы о своей работе.

«Многие пишут, будто наши публикации направлены на создание проблем для России, на отвлечение внимания от слабых выступлений немецких спортсменов в Сочи или же на помощь американцам в завоевании максимальное количество медалей. Так думать глупо. Все это теории заговора времен холодной войны. У нас, в Германии, пресса свободна, и никто не в силах влиять на меня».

Зеппельт придумал свой рецепт изменений для российского спортивного менталитета.

«Российские легкоатлеты не должны критиковать IAAF или WADA. Они должны критически посмотреть на господ Балахничева, Мельникова и Мутко, долгие годы закрывавших на это глаза. Они также должны критиковать господина Португалова, господина Казарина и других, создавших им проблемы. Проблема России в том, что некоторые поборники старой системы продолжают свое дело. Они врут и все отрицают, а Виталия и Юлию Степановых представляют предателями. А ведь Степановы хотят помочь российскому спорту! И если российская легкая атлетика не готова это признать, то она не заслужила участия в Олимпиаде. Российский спорт и министр Мутко лично должны извиниться перед Виталием и Юлией. Их в России должны чествовать и благодарить за то, что они указали на проблему».

Зеппельт уверен, что допинговая проблема в России выходит за рамки легкой атлетики.

«И в силовых видах спорта, и в тех, где требуется выносливость, творится то же самое. Виталий Степанов работал в РУСАДА, он нам дал достоверные сведения на этот счет. Так что проблема не ограничивается легкой атлетикой. Просто здесь мы располагаем наиболее очевидными доказательствами».

Журналист ARD отказывает российским легкоатлетам в праве на презумпцию невиновности, сомневаясь в чистоте всех и каждого.

«Откуда вам известно, что они невиновны? Раз в вашей стране злоупотребление допингом является систематическим, значит, "грязных" спортсменов может быть гораздо больше, чем пока известно. Определить из точное число невозможно, так как это тщательно скрывается. Раз российский спорт скрывает употребление допинга в огромных масштабах, то почему мы должны верить в то, что в вашей стране немало "чистых" спортсменов? Мы, напротив, полагаем, что пока удалось вскрыть только единичные случаи употребления допинга. На самом деле их гораздо больше. Виталий и Юлия рассказали нам, что фактически каждый спортсмен в России принимает запрещенные препараты. И они предоставили доказательства. Почему мы должны верить в то, что многие "чисты"?»

То, что у Всемирного антидопингового агентства нет претензий к российским атлетам, не является достаточно убедительным доказательством их «чистоты» для Зеппельта.

«Мы не утверждаем, что они принимали допинг. Мы говорим о том, что нам это неизвестно. Нельзя верить тому, кто соврал. Эта же проблема существует в Кении и в Китае. Однако в отношении россиян сейчас мы располагаем неопровержимыми доказательствами. Но в России некоторые их игнорируют. Кстати, я хотел бы призвать своих российских коллег активнее расследовать случаи злоупотребления допингом».

Зеппельт считает, что бегунья Юлия Степанова, ставшая одним из главных информаторов в его первом фильме, заслужила право выступать на Олимпийских играх больше, чем вся российская легкоатлетическая сборная.

«Юлия признала, что в прошлом совершила ошибку. Однако это была ошибка не ее, а системы, частью которой она являлась. Система заставляла ее. Юлия сказала, что во многом работа тренеров в России была нацелена на допинг. И она больше не захотела в этом участвовать. Юлия разоблачила эту систему. Ей пришлось уехать из своей страны, пуститься в бега. И все ради того, чтобы показать миру: спорт существует и без допинга. Степанова давно искупила свою вину, так как помогла делу очищения спорта. Поэтому она в десять раз больше заслужила выступить в Рио, чем все российские спортсмены. Да, сейчас ваша федерация прилагает титанические усилия к возвращению членства в IAAF, но уже слишком поздно. Этой проблемой нужно было заняться два-три года назад».

 

Источник: «Советский спорт»

Ira's picture

Ira