Поделиться:

Генеральный секретарь Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) и член Совета Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) Михаил Бутов рассказал о нынешнем плачевном состоянии мировой легкой атлетики.

«В легкой атлетике налицо масса негативных тенденций. И это происходит не первый год. У нас в России сейчас есть лишь одно легкоатлетическое соревнование, на которое можно продавать билеты, – "Русская зима". Причем мы буквально выпрыгиваем из штанов, чтобы зрители на этот турнир пришли. А с другой стороны, у нас с каждым годом чуть ли не удваивается количество участников пробегов и марафонов, и эти люди приходят и платят свои деньги за то, чтобы там бежать. Свидетельствует ли это о том, что легкая атлетика умирает?»

Бутов высказал мнение, как «королева спорта» сможет вернуть свой титул в глазах болельщиков.

«Готовить новых суперзвезд. Развиваться, изменяться. Подстраиваться под интересы зрителей. Возросла конкуренция — не только видов спорта между собой, но внутри социальных активностей, индустрии развлечений. Раньше было так: человек или участвует в соревнованиях как профессионал и любитель, или он созерцает. Но теперь все смешалось. Созерцать никому не интересно, все хотят участвовать — даже сидя на трибуне или у телевизора. Все хотят экшена, интерактива. К примеру, в виде дополнительного экрана, где зритель может получить статистику, комментарии, дополнительные подробности происходящего на арене. Но и этого, конечно, мало. Если легкая атлетика хочет выжить, нужно менять всю структуру международных соревнований».

Михаил Бутов привел пример, к чему должна стремиться легкая атлетика.

«Проблема нашего вида спорта – отсутствие цикличности, серийности событий. Того, что блестяще реализовали в биатлоне. Каждую неделю или две – этап Кубка мира, участвуют все сильнейшие, это как маленький чемпионат. Напряжение постоянно нарастает, подходим, подходим, подходим – и вот, наконец, главное событие, мировое первенство».

Генеральный секретарь ВФЛА рассказал, что такую функцию на себя должна была взять Бриллиантовая лига.

«Ровно то же самое должно быть и в легкой атлетике. Была надежда, что такую цикличность обеспечит Бриллиантовая лига, но не получилось. По той простой причине, что у организаторов, спортсменов, агентов, всех остальных разные интересы. Очень сложно, невозможно всех объединить. В результате для спортсмена неочевидно, что серия этих турниров – одно целое. Да и у зрителя к Бриллиантовой лиге такое же отношение. Никто не ждет финального этапа как какого-то центрального события».

«Цикличность есть и в футболе, болельщик знает, что матчи – каждую неделю, и ждет их. А в легкой атлетике такого нет. У нас два чемпионата страны в год, в которых еще и не все участвуют. У нас один чемпионат мира раз в два года, и так далее. Так что проблема номер один – это структура календаря».

Отсутствие четкой цикличной структуры – не единственная проблема легкой атлетики.

«Второе – это, конечно, звезды. Но они неизбежно появятся, как только мы обеспечим пункт первый. Опять же сошлюсь на биатлон, где мы постоянно видим, как соревнуются одни и те же люди, их начинают узнавать, появляются герои. Будет серийность – появится и постоянный интерес со стороны СМИ».

Также Бутов указал на чрезмерную затянутость и монотонность ключевых легкоатлетических турниров.

«Третье – это, скажем так, несовременность легкой атлетики. Чемпионат мира тянется девять дней – это долго, невыносимо долго по сегодняшним меркам. Опять же люди изменились. Раньше ты мог пойти на стадион, и у тебя это было одним из немногих развлечений, так что ты мог там четыре-пять часов провести. Но сейчас жизнь страшно ускорилась. Два-три часа – это максимум. И более того, должно что-то происходить такое, к чему будет все время приковано внимание».

Бутов отметил, что классические привычные состязания по легкой атлетике никто не собирается предавать забвению.

«Мы, конечно, стараемся и классические соревнования поддерживать. Но современному зрителю, особенно молодому, понять, что к чему, когда на арене одновременно происходят четыре события, и следить за ними довольно сложно. Форматы турниров должны быть разные. Где-то – вообще один вид, где-то два. К примеру, на недавнем зимнем чемпионате мира в Портленде в первый день были только прыжки с шестом. Почему нет?»

Михаил Бутов рассказал, что новые форматы турниров ищут в том числе и телевизионщики, которые выступили инициаторами проведения спортивного чемпионата Европы 2018 года.

«Инициатором этого чемпионата выступило телевидение. Одновременно в течение двух недель пройдут европейские чемпионаты сразу по семи видам спорта ­– легкой атлетике, плаванию, гимнастике, велосипедным гонкам, даже по гольфу. Получаются мини-Олимпийские игры. Соревнования пройдут в двух городах — в Глазго и Берлине, потому что немцы заранее получили право провести легкоатлетический чемпионат. Но в будущем этот турнир действительно планируется проводить в одном городе. У меня, правда, по этому поводу есть некоторые сомнения: много ли в Европе городов, которые это потянут?»

Бутов пояснил, в чем отличие нового турнира от Европейских игр.

«Тем, что в Европейских играх, к сожалению, участвуют далеко не все лучшие спортсмены. А здесь будут лучшие. Это же официальные европейские чемпионаты! Естественно, все просчитывалось. И по оценкам оказывается, что для легкой атлетики это выгодно. По крайней мере, телевизионные права будут оплачиваться в большем объеме. Вопросов пока, конечно, масса. Но очень интересно посмотреть, что из этого выйдет. Потому что были предварительные договоренности, что в 2022 году легкоатлетический чемпионат континента пройдет в Санкт-Петербурге. Вот и посмотрим, что получится в 2018-м: сами понимаете, такой вот комплексный чемпионат – это другие расходы, другая история. Но в любом случае интересно».

Вопрос участия российских легкоатлетов на главном старте четырехлетия – Олимпийских играх в Рио – пока находится под вопросом.

«Положа руку на сердце, мы в России действительно сейчас все делаем, чтобы легкоатлеты смогли участвовать на Олимпиаде. Причем, не только ВФЛА, министерство спорта, но и на высшем уровне. Идет совместная работа с комиссией IAAF – смотрим документы, обсуждаем».

Для восстановления российской легкой атлетики на международной арене ВФЛА необходимо выполнить ряд требований и соответствовать выдвинутым критериям. Бутов рассказал о некоторых принципиальных требованиях международной организации.

«К примеру, российская сторона обязана обеспечить дополнительное тестирование всех спортсменов, которые планируют участвовать в летних международных соревнованиях этого года, не менее трех проб для каждого и не менее шести дополнительных проб для спортсменов средних и длинных дистанций, многоборья и ходоков. Все за наш счет, это немалые деньги. Второе. Мы должны разобраться со всеми допинговыми делами, а их, по разным причинам, много скопилось к ноябрю прошлого года. Третье. Полная изоляция тех людей, которые, с их точки зрения, были причастны к употреблению допинга или каким-то иным нарушениям».

«Еще одно принципиально важное требование: наша федерация должна быть вовлечена в работу с тренерами. Тут суть вот в чем: если мы не работаем с тренерами, а этим занимается министерство, то мы не можем с них спрашивать, и, значит, не можем осуществлять управление легкой атлетикой, что мы обязаны делать по правилам IAAF».

Генеральный секретарь ВФЛА объяснил, как идет выполнение требований.

«Сделали еще не все, но очень многое. Причем по ходу дела возникали разного рода неожиданные истории. Ну, например, небезызвестный господин Зеппельт показал на немецком телеканале фильм о том, что у нас некоторые тренеры еще продолжают работать, несмотря на то, что они вроде как отстранены. Соответственно, тут же возник вопрос, как мы обеспечиваем контроль за такими случаями. Мы объяснили, где проблема. Плюс показали, как будем ее решать. Она больше носит юридический характер».

Бутов рассказал, когда должно быть принято решение Совета IAAF.

«В июне. Но до этого, 23-24 апреля, у нас вновь будет гостить рабочая группа. Которая к началу лета должна будет вынести свой вердикт».

Бутов высказал мнение, что дополнительное тестирование должно коснуться всех легкоатлетических сборных.

«Знаете, еще в ноябре на заседании Совета IAAF я сказал, что изоляция федерации всегда хуже, чем сотрудничество. В любом случае проблема есть не только у нас. Поэтому лучше не изолировать, а мониторить. И нынешнее дополнительное тестирование – не такая глупая вещь. Она дорогая, конечно. Но, возможно, стоило бы ввести некий шестимесячный период – перед чемпионатом мира, например, – в течение которого все будущие участники чемпионата обязаны сдать как минимум три дополнительных теста, и только тогда они допускаются. Именно – все. Не только россияне или американцы, а вообще все. Даже самая маленькая страна».

Михаил Бутов высказал осторожное мнение по поводу того, каким может быть вердикт IAAF.

«Тяжело сказать. Правда, тяжело. Потому что я, с одной стороны, знаю, что мы уже сделали, но одновременно понимаю, сколько еще предстоит сделать. Все же надеюсь, что логика возобладает. А она заключается в том, что честные спортсмены страдать не должны. Да и тем же американским легкоатлетам будет на Олимпиаде не так интересно без наших».

Бутов рассказал, как сложившаяся ситуация повлияла на настроение российских легкоатлетов.

«Ну, объективно говоря, эта ситуация не могла не повлиять. Потому что ребятам в международных соревнованиях нельзя участвовать. Но в целом, что касается настроения, оно боевое. И тренеры это поддерживают».

Бутов полагает, что в случае положительного решения об участии россиян на Олимпийских играх, руководству федерации и боевому духу российских спортсменов удастся компенсировать «смазанную» подготовку.

«Безусловно, подготовка будет чуть-чуть смазана. Но все-таки, во-первых, останется июль на некую доводку, доработку. Во-вторых, мы все равно сделаем свои внутренние старты, это тоже нельзя сбрасывать со счетов. И третье: я думаю, что когда это решение будет принято, у спортсменов и тренеров появится дополнительная мотивация. Уже понятен список потенциальных кандидатов в сборную. Очевидно, что мы не повезем в Рио такую большую команду, как в прошлые годы, просто не сможем ее объективно собрать. Думаю, что в технических видах выступим успешно. Что касается беговых, тут все гораздо сложнее. И, конечно, многое зависит от того, каким будет решение по включению в команду спортсменов из группы выносливости».

 

Источник: Спортфакт
Фото:
Getty Images

Ira's picture

Ira