Поделиться:

В преддверии всемирного забега Wings for Life, который состоится 8 мая в любой точке планеты, в Москву прибыл один из послов мероприятия, знаменитый британский бегун Колин Джексон. Экс-рекордсмен мира на дистанции 110 метров с барьерами пообщался с российскими журналистами.

Колин Джексон рассказал, что после завершения соревновательной карьеры почти сразу забыл, на какой гвоздь повесил шиповки.

«Единственное, чем я тогда был связан с легкой атлетикой – стал смотреть чемпионаты как простой болельщик. И все. Но потом стал потихоньку возвращаться в разных формах – потому что стало обидно. Как это так, у меня такой опыт, огромное количество знакомств по всему миру, и я это никак не использую! Мысль о том, что я могу сделать что-то хорошее благодаря своему знанию спорта, завела меня. И я решил, что просто обязан помогать людям, увлекающимся легкой атлетикой – независимо от того, на каком они уровне находятся. Если их мотивируют мои достижения, мои слова – это же прекрасно!»

Сейчас атлет продолжает поддерживать себя в форме – иногда даже бегает по утрам.

«За мной присматривают два личных тренера. Они чередуются, и один из них заставляет меня бегать. Но сейчас у меня, если честно, есть проблемы с ахилловым сухожилием, поэтому о беге я временно забыл».

Условный рефлекс «увидел барьер – перепрыгнул» давно канул в лету. Сейчас во время тренировок Джексон уже не ищет глазами любимое препятствие.

«Времена, когда я бежал и через что-то перепрыгивал, однозначно прошли. Месяца три назад я пришел на стадион позаниматься, и мне на глаза попались барьеры. Первая мысль, которая мне пришла в голову: черт, какие высокие-то! А вторая: да, барьерист в тебе закончился, мистер Джексон...»

Стереотипным видом спорта для британцев давно стал футбол. Колин Джексон рассказал, как получилось, что он стал защищать цвета Великобритании на легкоатлетических турнирах.

«Вообще я валлиец, а у нас национальный вид спорта не футбол, а регби. И я играл в регби, как, собственно, и каждый школьник. Еще я играл в крикет, этот странный английский вид спорта, все правила которого я до сих пор не знаю. Шутка – на самом деле, основы там довольно просты. Ну вот, и в крикете я, на самом деле, даже выступал за национальную юниорскую команду. Но легкую атлетику я выбрал, потому что был ленивый».

Именно ленью спортсмен объясняет свой выбор легкой атлетики – ведь до стадиона от его дома было всего пять минут пешком.

«Эта история произошла, когда мне было 15 лет. Мне надо было ехать на матч по крикету в другой город, три часа на автомобиле. А на стадионе в пяти минутах ходьбы от моего дома проходили легкоатлетические соревнования. Ехать черт знает куда мне было лень, поэтому я пошел на легкую атлетику. И с того дня в крикет больше ни разу не играл. Честное слово. Не знаю, насколько успешно сложилась бы моя карьера игрока в крикет, но я, оглядываясь назад на свою карьеру в легкой атлетике, не жалею о том решении».

Колин Джексон рассказал, что не жалеет о не выигранном олимпийском золоте.

«Когда я был лучшим барьеристом мира, четырехкратным чемпионом Европы, трехкратным чемпионом мира, мировым рекордсменом, то, конечно, мысль о том, что на Олимпийских играх я завоевал только одно серебро, меня сильно огорчала. Травмы, полученные в неподходящий момент, оставили мне вне олимпийского пьедестала в 1996 и 2000 годах, чуть-чуть не хватало и в остальные годы. Но, знаете, я все равно много всего выиграл. Помимо всех медалей и мировых рекордов, выдал серию из 44 выигранных забегов подряд. Так что сплю спокойно и не просыпаюсь от мысли, что я не олимпийский чемпион. Наоборот, я иногда думаю – неужели все эти достижения мои?»

Выбрать самый яркий забег среди своих достижений Колину Джексону оказалось не так-то просто.

«Ох, трудный вопрос... Наверное, тот, когда я выиграл чемпионат мира среди юниоров. Это был 1986 год, Афины. Мой самый первый большой успех – пусть и на юниорском уровне».

Рекордсмен России, действующий чемпион мира и посол забега Wings for Life Сергей Шубенков поделился, что не помнит своих забегов – только как встал в колодки, и потом уже финиш. Колин Джексон, напротив, помнит каждое движение самых важных своих забегов.

«А я наоборот, помню вообще почти все свои забеги на всех основных чемпионатах. Что я должен был сделать, что сделал, подготовка, на каком барьере ошибся, где мог прибавить, где мог сбавить и сделать ставку на надежность...»

Несколько лет назад Колин Джексон внезапно приехал в Барнаул, в гости к Сергею Шубенкову.

«Помню до сих пор — это была картина маслом, когда я подошел к нему на тренировке. Это была классная поездка. Я почувствовал, как он был рад тому, что я приехал. Сергей показал мне город, представил своим товарищам по группе. И для меня была большая честь принять участие в такой забавной, но очень позитивной акции. Он потрясающий спортсмен, я слежу за его профессиональным ростом уже давно. И я был очень рад, когда он выиграл чемпионат мира в Пекине. Очень надеюсь, что весь этот хаос, творящийся сейчас вокруг российской легкой атлетики, закончится, Сергей сможет поехать на Олимпиаду и завоевать там золото. И тогда он уже точно станет более именитым атлетом, чем я».

Колин Джексон категорически не поддерживает идею отстранения российской сборной от участия на Олимпийских играх.

«Очень надеюсь, что мы вернем Россию обратно в легкоатлетическую семью. И мне кажется, что люди в глобальном смысле ждут этого. Ведь теперь все будут точно знать, что Россия сделала все для того, чтобы очистить спорт от допинга. Конечно, очень важно, что WADA показала всему миру: если вы переступите черту, вот что с вами может произойти. Но я хочу отметить, что мне очень-очень жаль тех, кто отстранен от соревнований ни за что. Получается, их наказали просто за то, что они русские. А это, с моей точки зрения, абсолютно несправедливо».

В случае успешного возвращения российских легкоатлетов на мировую арену Сергею Шубенкову по силам выиграть олимпийское золото, считает Джексон.

«И для этого ему не надо бежать быстрее, чем он бежал на чемпионате мира в Пекине. Но нужно себя контролировать. В барьерах много чего может пойти не так. И я не могу вспомнить навскидку людей, которые бы в решающих забегах на Олимпиадах или чемпионатах мира выдавали идеальные безошибочные забеги. На мой взгляд, идеальная тактика победы – добраться до первого барьера максимально быстро, а потом не торопиться, не давить, не подгонять себя, проходить один барьер за другим с полным контролем происходящего. Если Сергей так будет бежать, то покажет результат на уровне своего личного рекорда, что вполне позволит ему стать олимпийским чемпионом».

Джексон считает, что умение распределять силы в чемпионатах, где спортсменов до финала ждут два круга состязаний, – сильная сторона Шубенкова.

«Стабильность – его сильная черта. Это его очень большое преимущество над остальными. Уверенность, что он способен исполнить все как надо в нужный момент. Если эта уверенность есть, ты проходишь без проблем предварительные раунды, а потом побеждаешь. А еще одно преимущество Шубенкова – он тренируется очень интенсивно и всегда находится в хорошей форме. Поэтому способен выдать три забега за два дня на очень высоком уровне».

Для многих барьеристов время 12,99 намного быстрее, чем 13,00 – выбежать из 13 секунд значит преодолеть серьезный психологический барьер. У Джексона был хороший помощник в его первой гонке из 13 секунд.

«Впервые я выбежал из 13 секунд с помощью ветра. На самом деле, конечно, я подумал тогда – ну и время, это ж очень быстро! Но тогда мне помог не только ветер, а желание обыграть моего главного соперника Роджера Кингдома. Соревнования проходили у меня дома, и я подумал: Роджер только что прилетел из Штатов, устал, и если я постараюсь, у меня есть шанс на победу. Вот и постарался. Ну а потом выбегать из 13 секунд не было проблемой. Потому что если ты однажды это сделал, то потом у тебя уже есть уверенность – ты можешь сделать это еще раз. И даже пробежать быстрее. Но на таком уровне каждая ошибка стоит дорого. Один неправильно пройденный барьер, и твое время уже не 12,95, а 13,10».

Но одно дело – выбежать из 13 секунд, а другое – побить мировой рекорд.

«Ох, для этого нужно бежать очень-очень быстро... 12,80 — это невероятные секунды. Если честно, я думаю, сейчас вообще никто в мире не способен побить это время. Даже американцы. Даже сам Арис Мерритт, который, собственно, является мировым рекордсменом, не сможет улучшить этот результат».

В Штутгарте в 1993 году Джексон и сам установил мировой рекорд, зафиксировав время на 12,91.

«Посмотрел на табло. Увидел буквы WR и подумал: ну и ничего особенного. На самом деле, я в тот момент был очень хорошо готов. За несколько недель до рекордного забега показал, помню, время 12,97 при очень сильном встречном ветре. Так что знал – если условия будут подходящими, все получится».

«Тренер всегда был сфокусирован только на моих забегах. Следил за каждым моим движением, отслеживал каждую ошибку. На самом деле, он, конечно, сначала сказал – ты молодец! Но потом спросил: а на шестом барьере что произошло? Я объяснил – уже почти закончились силы, нога была как деревянная. Он сказал – ну ладно...»

Колин Джексон не рассматривал тренерский путь в качестве возможного продолжения своей карьеры.

«У меня не хватило бы терпения. Я бы требовал от людей показывать максимум здесь и сейчас. Сказал бы им: эй, если я так могу, почему вы не можете? Вот такое у меня неправильное мышление. Поэтому я больше люблю давать мастер-классы, проводить встречи со спортсменами, что-то показывать, объяснять нюансы... Может быть, это даже лучше – ведь я передаю свои знания куда большему количеству людей. Ну и, конечно, люблю приезжать на разные соревнования, привлекать внимание к ним своим присутствием».

Не скучает Джексон и по легкоатлетическим соревнованиям, на которые теперь ходит только в качестве зрителя.

«Многие мои друзья удивляются – как это так, ты не скучаешь по соревнованиям? А я отвечаю – нет, эта моя свеча уже задута... Собственно, я и закончил карьеру в тот момент, когда понял: я обожаю тренироваться, но мне уже совершенно неважно, на каком месте я закончу забег. После всех моих побед была только одна дорога – вниз. И я сказал себе: окей, тебе нравится бегать просто так – отлично, но если хочешь посоревноваться, давай-ка бери в руки теннисную ракетку или колоду карт. А легкую атлетику оставь жить безмятежно».

Колин Джексон – британский легкоатлет, специализировавшийся в беге на 110 метров с барьерами. Серебряный призер Олимпийских игр 1988 года, трехкратный чемпион мира и семикратный чемпион Европы. Экс-рекордсмен мира с результатом 12,91, который является действующим рекордом Европы. Обладатель действующего мирового рекорда в беге на 60 метров с барьерами – 7,30.

 

В России официальная площадка для забега Wings for Life находится только в Москве. Стоимость регистрации в забеге – 1750 рублей. Участники, которых обогнал автомобиль-кетчер, считаются финишировавшими, на место старта их доставит специальный автобус. Автомобили стартуют через полчаса после начала гонки, первый час едут со скоростью 15 км/ч, постепенно увеличивая ее до 35 км/ч.

Старт забега 8 мая 2016 года в 11:00 по всемирному координированному времени (14:00 по московскому). Функция Selfie Run в приложении Wings for Life World Run (скачать: iOS и Android) позволяет принять участие в забеге тем, кто не может добраться до одной из 34 официальных площадок забега.

100% средств, собранных через сайт забега и мобильное приложение, поступят в фонд Wings for Life на исследования спинного мозга.

Зарегистрироваться на забег можно на официальном сайте Wings for Life.

 

Источник: «Советский спорт»

Ira's picture

Ira